"ГЛЯЖУ НА БУДУЩНОСТЬ С БОЯЗНЬЮ"

«ГЛЯЖУ НА БУДУЩНОСТЬ С БОЯЗНЬЮ», стих., в к-ром Л., обращаясь к уже устоявшимся в его поэтике образам и оборотам, размышляет над загадкой своего жизненного пути, над ускользающим смыслом собственной участи (см. Цель жизни в ст. Этический идеал). Написанное не ранее 1837 (возможно, это зрелая редакция наброска «Мое грядущее в тумане»), стих. вместе с тем близко по душевному стилю к типичным образцам юношеской лирики.Датировка стих. спорна. Б. Эйхенбаум («Academia», т. 2, с. 188—89) связывает его создание с арестом и ссылкой поэта в 1837; в ЛАМ датируется 1837—38; в комментариях И. Андроникова (изд. 1964 и 1975) — 1838, на том основании, что автограф находится на одном листе с посвящением к «Тамбовской казначейше» и с «Кинжалом» (датировка их тоже предположительна).Биографич. привязку стих., возможно, дают слова Л. из его письма к С. А. Раевскому в марте 1837: «Мне иногда кажется, что весь мир на меня ополчился» (ср. с обратным состоянием: «Когда забот спадает бремя... Тогда с отвагою свободной / Поэт на будущность глядит...» — «Журналист, читатель и писатель», 1840). К тому же есть вероятность, что стих. написано одновременно с тематически близкими вещами, приходящимися на тот же или такой же период духовной озабоченности и датируемыми обыкновенно 1837: «Я не хочу, чтоб свет узнал», «Не смейся над моей пророческой тоскою». Однако, поскольку осн. мысли и формулы стих. относятся к числу сквозных в творчестве Л., с его упорными самоповторениями (см. в ст. Творческий процесс), подобная аргументация при датировке не м. б. решающей.Смысл стих. также вызывает разноречивые толкования.Оно, несомненно, отражает напряженную внутр. ситуацию, когда перед возможностью крутого перелома подводится итог прожитому (ср. с преддуэльными размышлениями Печорина: «Пробегаю в памяти все мое прошедшее и спрашиваю себя невольно: зачем я жил? для какой цели я родился?..»). Однако что за «будущность» и «другая жизнь», о к-рых говорит поэт? Р. Иванов-Разумник, А. Гуревич и др. различают здесь выражение тоски по идеалу, по нравств. обновлению. Мн. комментаторы (С. Шувалов, Л. Семенов, В. Кирпотин) полагают, что Л. имел в виду скорее исчерпанность земного существования, предчувствуемую кончину и жизнь за гробом. Э. Герштейн проводит параллель с лирич. отступлением в 41-й строфе «Тамбовской казначейши», где в сходных выражениях говорится об усталости и именно о смерти (впрочем, непосредственно за этим высказана надежда воспрянуть); в строке: «Я в мире не оставлю брата», как и в упомянутом отрывке из «Казначейши», исследовательница находит отклик на пушкинского «Узника». Притом первые 4 стиха «Гляжу...» считаются (А. Федоров, Д. Благой) пессимистической (с вкраплением измененной строки из А. И. Полежаева) репликой на зачин пушкинских «Стансов» («В надежде славы и добра»), хотя вместе с тем это типичная лермонт. автоцитата: ср. «Гляжу назад — прошедшее ужасно, / Гляжу вперед — там нет души родной» (1830).Последнее толкование подчеркивает в стих. тона меланхолич. безнадежности, сосредоточивая внимание на финальной метафоре «увядшей» души («ранний плод, лишенный сока»), к-рая ставит стих. в одну цепь с юношеским «Он был рожден для счастья, для надежд» (1832), где впервые встречается этот образ «плода», и с «Думой» (1838), где он наполняется новым, «укоризненным» смыслом. Между тем первая половина стих. насыщена такой тревогой, столь требовательной заинтересованностью в будущем и столь энергичным запросом к жизни, что об усталом приятии конца не приходится говорить. Нерв стих. — невыносимая утрата чувства цели, чаяние избавления и всеобъясняющей развязки («вестник избавленья» — возможно, ангел, в соответствии с греч. этимологией этого слова, но не обязательно «ангел смерти»). В стих. схвачен психологически острый, мучительный, пограничный момент — «между двух жизней в страшном промежутке надежд и сожалений», как сказано о сходном переживании еще в стих. «Смерть» («Ласкаемый цветущими мечтами», 1830—31). Во время таких кризисов Л. не раз затевал пылкие прения с богом по поводу жестокой непостижимости провидения (стих. «Я не для ангелов и рая», 1832, и др.; см. Богоборческие мотивы); наст. стих. — одно из последних в этом ряду, между тем как в упомянутой 41-й строфе «Казначейши» речь идет не о вседержителе, «горько прекословящем» планам поэта, а о сопротивлении этим мечтам безличных «законов природы»: соответственно вместо скорбного упрека — там самоирония. Существенно, что похожий филос. и эмоц. перепад уже намечается в стих. «Гляжу...» (что свидетельствует о его переходном характере): по мере движения от начала к концу страстные претензии к божеств. произволу сменяются печальным признанием власти «рока», иссушающих законов бытия.Импульсивно-прихотливое движение мысли (в т.ч. почти алогичные контрасты: «тьмой и холодом объята... под знойным солнцем бытия») облечено в строгую, симметричную строфическую и интонац. форму, два десятистишия 4-стопного ямба с рифмовкой AbAbCCdEEd, в каждом первое четверостишие является тезой, а последующее шестистишие — ее развитием и пояснением. Эту т. н. одическую строфу Л. использовал лишь однажды (не считая родственного по теме наброска «Мое грядущее в тумане») — в стих. «Когда б в покорности незнанья» (1831). «Гляжу...» во многих отношениях звучит как намеренная полемика с этим стих., полным юношеского идеализма, как прощание с «неисполнимыми желаньями» и утрата веры в метафизич. гарантии «надежд юности» (любовь и надежды теперь для поэта — «дань земная»).Автограф — ГИМ, ф. 445, № 227а (тетр. Чертковской б-ки), л. 43. Впервые — сб. «Вчера и сегодня», кн. 1, 1845, с. 95 (с некоторыми искажениями).
Лит.: Семенов (3), с. 60, 83; Гинцбург, с. 58—60; Шувалов (2), с. 139, 141; Эйхенбаум (3), с. 58; Эйхенбаум (12), с. 337—38; Пахомов (1), с. 505—06; Гуревич, с. 166—67; Соколов (8), с. 178, 195; Наровчатов (2 изд.), с. 27—30; Лотман Ю. М., Структура худож. текста, М., 1970, с. 205—08; Фризман (2), с. 131—32; Герштейн (9), с. 91—93; Кирпотин В., Избр. работы, т. 1, М., 1978, с. 80—81.

Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Науч.-ред. совет изд-ва "Сов. Энцикл."; Гл. ред. Мануйлов В. А., Редкол.: Андроников И. Л., Базанов В. Г., Бушмин А. С., Вацуро В. Э., Жданов В. В., Храпченко М. Б. — М.: Сов. Энцикл., 1981


Лермонтовская энциклопедия 

"ГОРНЫЕ ВЕРШИНЫ" →← "ГЛЯДИСЯ ЧАЩЕ В ЗЕРКАЛА"

T: 0.098770113 M: 3 D: 3